Ооо, это мой любимый фанфик) Наслаждайтесь)

Автор: Scattered Logic
Переводчик: zaboraviti
Бета: -
Рейтинг: G
Пейринг: СС/ГГ
Жанр: Humor/Romance
Дисклаймер: Бездвоздбездно! (с)
Саммари: Гермиона решительно настроена подружиться с Северусом. Нравится ему это или нет.
Комментарии: АУ эпилога 7-й книги. Разрешение автора: Получено
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/4097067/1/Out_of_the_Grey
Статус: Закончен



Гермиона убегала молча. Ей ни за что не добраться до выхода незамеченной, и аппарировать нельзя. Приникнув к шероховатым стенам коридора, она вжалась глубже в тень. Девушка услышала, как за спиной у нее эхом разносится зовущий ее голос — еще игривый, но уже с ноткой раздражения.

Когда цель наконец попала в поле зрения, Гермиона бегом преодолела последние несколько шагов и постучала в деревянную дверь. Требовательный голос приближался, и девушка было смирилась с тем, что ее вот-вот обнаружат, но тут дверь резко открылась, и она уставилась прямо в подозрительные черные глаза Северуса Снейпа, держащего ее под прицелом своей палочки.

— За вами долг жизни, — быстро проговорила Гермиона. — И я требую его вернуть. Впустите меня.

Снейп нахмурился, но его взгляд метнулся мимо девушки в поисках потенциальной опасности. Когда в коридоре вновь эхом прозвучал тот же голос, в глазах мужчины мелькнуло понимание. Раздраженно фыркнув, он опустил палочку и распахнул дверь, отступая назад и позволяя Гермионе войти в его комнаты.

Едва попав внутрь, Гермиона плотно закрыла дверь и со вздохом облегчения прислонилась к ней лбом. Она была в безопасности.

Хотя… Возможно, «безопасно» — слово не совсем подходящее.

Распрямив плечи, она обернулась к сердитому Снейпу.

— Объяснитесь, мисс Грейнджер, — потребовал тот. — Сейчас же.

— Вы ведь должны быть наверху, — сказала она. — Пятая годовщина победы над Волдемортом. Помните? Там праздник.

Снейп сложил руки на груди и прищурился.

Она вздохнула.

— Ну ладно. Всякий раз, как Рон выпьет больше двух бокалов шампанского, ему в голову приходит, что мы просто созданы друг для друга. При этом забывая — удобно, правда? — что мы пробовали встречаться, но только делали друг друга несчастными.

— Почему бы вам в таком случае не воспользоваться хваленой гриффиндорской храбростью и не отшить его?

Гермиона вздохнула.

— Потому что он мой друг и я не хочу его обидеть. Завтра он протрезвеет и всё опять будет как всегда.

— И вы предпочли потратить долг жизни — даже не сомневайтесь, теперь я считаю долг полностью уплаченным — на то, чтобы спрятаться в моих комнатах от Рона Уизли? — в тоне его голоса явно читалось: дважды дура.

— Он ни за что не станет искать меня здесь, — пожала Гермиона плечами. — А я никогда не думала, что это будет считаться настоящим долгом жизни. Я всего-то и сделала, что отнесла вас в больничное крыло. Зельями вас поила мадам Помфри.

— Она делала свою работу. А вы не обязаны были возвращаться в Визжащую Хижину ко мне. В волшебном мире это вполне долг жизни, — недовольно заметил Снейп. Он указал на пару кресел у камина. — Садитесь туда и помолчите. Я читаю и не испытываю ни малейшего желания вести с вами беседы.

— О, конечно, — пробормотала Гермиона. — Я и не помышляла вас беспокоить.

_______________________________

Снейп сделал раздраженный жест рукой.

— Раймунд Луллий был пустоголовым магглом, всю свою жизнь потратившим на попытки доказать существование Бога. Его «великое искусство» — не что иное как собрание идиотских идей. Он, безусловно, не стоит упоминания в серьезной дискуссии об истории зельеварения.

Гермиона нетерпеливо потрясла головой.

— Луллий был первым, кто начал широко применять систематическую логику в алхимической теории, предвосхищая даже Николя Фламеля. И этот логический подход затем распространился на зельеварение в целом.

Снейп бросил на девушку сердитый взгляд.

— Напомните-ка мне, почему я вообще открыл вам дверь?

— За вами был долг жизни, и я потребовала меня впустить, — быстро ответила она и отхлебнула виски.

— И обещали не беспокоить меня, — огрызнулся Снейп. — С тех пор вы бродите по моей комнате, трогаете мои вещи…

— Просто это самый большой вредноскоп из всех, что я видела, — вставила она, указывая на другой конец комнаты.

— …перерыли все мои книжные полки…

— У вас есть несколько очень хороших книг, — произнесла Гермиона, окидывая полки восхищенным взглядом.

— …угостились моим виски…

— Я, между прочим, и вам стаканчик налила, — кивнула она на стол между ними и стоящий у его локтя стакан. — И вы, должна добавить, его пьете.

— …спорите со мной на пустейшие темы…

— Я совершенно не считаю твиттербамовский «Трактат о тасманском древесном папоротнике» пустейшей темой для разговора, — она ухмыльнулась: неплохая аллитерация.

— …да и вообще, вы сущее наказание, — закончил Снейп.

Гермиона многозначительно оглядела опрятную комнату, посмотрела на весело потрескивающий в очаге огонь и перевела взгляд на мужчину рядом, удобно устроившегося в кресле.

— Я провела зиму в палатке с двумя мальчишками, которые то ныли, то пускали газы, — сказала она. — Вот это — самое настоящее наказание. Мы же тут просто коротаем тихий вечерок. Впрочем, теперь я понимаю, почему вы пропустили праздник. Здесь мне гораздо интереснее, чем было там, наверху.

— Хотя меня и не удивляет, что Поттер и Уизли всегда готовы сотрясать воздух, это был мой тихий вечер. Не ваш, — Северус взглянул на часы. — Праздник, должно быть, уже закончился. А если нет, я уверен, Уизли либо находится в бессознательном состоянии от чрезмерного потребления алкоголя, либо привязался к какой-нибудь другой женщине. Уходите, мисс Грейнджер.

— Вы точно не хотите еще стаканчик виски? — спросила Гермиона, улыбаясь. — Я заметила у вас экземпляр «Разгадывания рун» Рэдли, а в Египте недавно сделали несколько открытий…

— Вон! — Северус поднялся и указал на дверь.

Выходя, девушка повернулась к нему.

— Я и в самом деле замечательно провела время в беседе с вами. Вы бы не хотели это повторить?

Он недоверчиво уставился на нее.

— Вы, наверное, с ума сошли.

— В то же время на следующей неделе? — улыбнулась она с надеждой. — Я принесу обед.

Северус захлопнул дверь перед ее носом.

— Невыносимая девчонка, — пробормотал он.

_______________________________

Вечером следующей субботы Северус с изумлением услышал стук в дверь. Держа палочку наготове, он рванул за ручку.

На пороге стояла Гермиона с радостной улыбкой и пакетом ресторанной еды на вынос.

— Карри? — сказала она, приподнимая пакет.

— ЧТо вы тут делаете? — нахмурился Снейп.

— Я же говорила, что принесу обед.

— И я отказался.

— Вообще-то, нет. Вы захлопнули дверь у меня перед носом, но не отказались.

Он усмехнулся.

— Рискую повториться…

И снова захлопнул дверь.

_______________________________

Она постучала в его дверь вечером следующей субботы.

— Пад Тай?¹

— Почему вы так решительно настроены пообедать со мной, мисс Грейнджер? — спросил он.

— Вы умны и интересны, и, пожалуйста, зовите меня Гермионой.

— Убирайтесь, Гермиона.

_______________________________

И следующей субботы.

— Виндалу?²

_______________________________

Утром Северус отправился в кабинет Минервы. Воскресенья отличались расслабленностью, дел обычно было мало, и преподавателям необязательно было трапезничать в Большом Зале. Северус знал, что Минерва, как правило, завтракала у себя. Войдя, Северус бросил косой взгляд на портрет Дамблдора и бесшумно вздохнул с облегчением, заметив, что портрет спит. Снейп всё еще чувствовал себя не вполне комфортно, разговаривая с изображением Дамблдора.

Как и ожидалось, Минерва сидела за небольшим столиком в углу.

— Доброе утро, Северус. Чай? Тосты? — кивнула она на поднос на столе.

— Нет, благодарю, — он стоял, смотря на Минерву поверх своего носа, сцепив руки за спиной. — Я не завтракать сюда пришел.

— А для чего тогда? Ты ведь обычно предпочитаешь поваляться в постели по воскресеньям?

— Я хочу, чтобы вы запретили Гермионе Грейнджер появляться в Хогвартсе.

Минерва взяла тост и намазала его маслом.

— Почему я должна это сделать?

— Она раздражает меня, — рявкнул Северус.

Минерва слегка улыбнулась.

— Северус, если бы мне пришлось запретить появляться здесь всякому, кто тебя раздражает, в замке никого не осталось бы. Почему бы тебе просто не пообедать с ней? Возможно, ты еще найдешь ее общество приятным.

— Так вы в курсе происходящего?

— Ну, разумеется. Как ты думаешь, куда она идет, когда ты прогоняешь ее? Мне чрезвычайно понравилась еда на вынос, хотя карри, на мой вкус, был немного чересчур острым.

Ошеломленный Снейп уселся напротив Минервы.

— Вы позволяете ей докучать мне?

Губы Минервы на мгновение плотно сжались.

— Ты так это рассматриваешь?

— А как еще? — несмотря на отказ позавтракать, Северус налил себе чашку чая и сдернул с блюда тонкий ломтик бекона.

Минерва подтолкнула блюдо ближе к коллеге.

— Я не знаю, быть может, тебе лучше считать это попыткой относиться к тебе по-дружески? Она сказала, что ей необычайно понравилось с тобой разговаривать.

Он оттолкнул блюдо.

— Что еще она обо мне говорила?

— Только выразила надежду на то, что ты передумаешь насчет обеда. Мы не сплетничаем о тебе, если ты это имел в виду.

— Я просто не знаю, что ей нужно, — его голос прозвучал расстроенно.

— Компания, я полагаю. Она одинока, — ответила Миневра.

— Одинока? — насмешливо произнес Северус. — Да вокруг нее Уизли и Поттеры. Ей никак не может не хватать общения.

— Да, — кивнула Миневра. — Она окружена теми, у кого главные темы для разговора — дети, внуки и квиддич. Там постоянно Тедди Люпин, там малыш Гарри и Джинни, там Виктория Билла и Флёр, так что всегда найдется, чьего ребенка обсудить. Ты же знаешь, гордые мамы и папы, бабушки и дедушки любят поговорить о своих милых малютках. И, конечно, если надоест говорить о детях, всегда можно переключиться на квиддич. Весьма увлекательная тема для человека, совершенно безразличного к этой игре. Я и представить себе не могу, с чего бы Гермионе чувствовать себя одинокой.

Северус закатил глаза.

— Оставьте сарказм тем, кто не столь неуклюж. Вам он не идет.

Поставив на стол свою чашку, Минерва уставилась на Снейпа поверх очков долгим взглядом.

— Северус, по мне, так ты слишком сварлив для нее, а она слишком жизнерадостна для тебя. Но ты ее заинтересовал — считай это комплиментом себе. Если тебя устраивает твоя жизнь такой, какая она есть, то пожалуйста, прогоняй ее и дальше. Однако, — взгляд Минервы посуровел, — если ты считаешь, что от жизни тебе нужно больше, чем беседы в учительской о студентах и квиддиче, и случайные визиты в «Дом фривольных шалостей» мадам Фрэнни, возможно, стоит дать Гермионе шанс?

Северус поднял брови. Он и понятия не имел, что Минерва знала о мадам Фрэнни или о его визитах в это заведение. Вспыхнув, он прочистил горло.

— Гермиона слишком молода для меня.

— Нет, — заметила Минерва. — Это ты слишком стар для нее. Откровенно говоря, в некоторых отношениях ты самый старый сорокапятилетний мужчина из всех, что я когда-либо встречала. Впрочем, в других отношениях, ты, несомненно, самый молодой из них.

Он свирепо посмотрел на нее, и выражение лица Минервы смягчилось.

— Прошлое — в прошлом, Северус. Если тебе действительно не интересна Гермиона, я позабочусь о том, чтобы и тень ее никогда больше не упала на твой порог. Но я советую тебе, подумай хорошенько, не торопясь, прежде чем принять решение. Убедись, что отвергаешь Гермиону, а не мысль о том, чтобы отказаться от человека, которого давно нет.

Северус побелел как полотно. Наконец, он напряженно прошептал:

— Поосторожнее со словами, Минерва.

Минерва печально улыбнулась в ответ.

— Не хочу причинять тебе боль, но Альбус много лет использовал память о Лили, чтобы контролировать тебя. Возможно, тогда у него были на то причины, но я этому сумасбродству способствовать не буду. Ты исполнил свой долг перед Лили, пора отпустить ее. Когда ты вернулся в Хогвартс из больницы Святого Мунго, я пообещала себе сделать всё возможное, чтобы помочь тебе жить, а не оплакивать прошлое. Следует признать, что я не многого добилась на этом поприще, но вот появилась Гермиона — новая возможность. Она не просить тебя жениться на ней, Северус, она просит у тебя позволения стать твоим другом. Но если ты убежден, что доволен своей жизнью, я обещаю — я велю ей прекратить приходить к тебе. Только не ошибись, довольствуясь привычным и боясь сойти с колеи.

_______________________________

Днем в пятницу Северус сидел на еженедельном педсовете, незаметно ерзая на стуле, когда зад начинал неметь. Он вполуха слушал, как Флитвик бубнит о необходимости расширенного учебного плана по ТРИТОНам. Пытаясь отвлечься от неумолимой скуки, Северус раздумывал над тем, в кого из коллег какое непростительное кинуть.

Флитвику — Авада Кедавра, без сомнения. Иначе он никогда не умолкнет. Небольшая порция Круцио для Хуч; Северуса утомили ее громогласные жалобы на квиддичную команду Слизерина, но инструктором по полетам она приличный, так что жизнь ей оставим.

Для остальных сойдет Империо. Северус взглянул на Спраут. Он бы приказал ей посадить меж розовых кустов дьявольские силки. Это стало бы неожиданностью для очередной парочки студентов, проскользнувшей в сад потискать друг друга. Какое-то время он скоротал, представляя Минерву, стоящую у главных ворот и под прицелом палочки приказывающую Гермионе Грейнджер убираться вон.

При мысли о Гермионе Снейп нахмурился. Она кем-то там работала в Отделе Тайн, он никогда не интересовался, чем именно она занимается. Она, несомненно, умна и в беседе умеет отстаивать свою позицию. И он точно не запугал ее, точнее, она просто, забавляясь, отмахнулась от злейших его колкостей и издевок.

Когда всезнайка, которую он помнил, успела вырасти и превратиться в женщину?

После разговора с Минервой Северус как мог игнорировал ее предупреждения. Он доволен своей жизнью.

Ведь доволен же?

Его взгляд скользнул по коллегам и остановился на Биннсе, парящем в уголке. Профессор-призрак редко был активен на собраниях, но неизменно посещал их. Даже после смерти Биннс ни разу не уклонился от своего долга. Воротничок внезапно стал слишком тугим, и Северус никак не мог перевести дух. Неужели он и сам стал таким? Тень человека, держащегося за долг, которого больше нет? Комната опрокинулась, и одно ослепительное мгновение время тянулось перед Северусом бесконечным серым потоком. Бесконечные студенты, бесконечные педсоветы, периодическое удовлетворение физиологической потребности с проституткой, и холодные воспоминания как единственный источник утешения… Неужели это и есть всё, что его ждет?

Он вскочил на ноги, с силой дергая воротник. Призрачный серый сумрак плыл перед его глазами, размывая встревоженные лица коллег и окрашивая всё в серебристо-голубой цвет.

— Я должен кое-что сделать, — проговорил он задыхающимся голосом. Северус и сам не знал наверняка, кому он это сказал — коллегам или себе, но ему нужно было выйти отсюда.

— Северус, ты плохо себя чувствуешь? — озабоченно спросила Минерва.

— Нет, со мной всё в порядке, — он избегал ее взгляда. — Я просто вспомнил, что у меня дела.

— Хорошо, — кивнула Минерва, всё еще морща лоб. — Мы в любом случае уже почти закончили.

Северус кивнул в ответ и вышел, едва сдерживаясь, чтобы не перейти на бег.

Добравшись до своих покоев, он взял щепотку дымолетного порошка из чаши на каминной полке и нагнулся, бросая порошок в пламя. Когда языки пламени взметнулись вверх, он громко произнес:

— Гермиона Грейнджер, Отдел Тайн.

Вскоре в огне появилось лицо Гермионы. На ней был лабораторный халат с ее именем, вышитым на кармане. Девушка моргнула:

— Профессор Снейп?

— Я предпочитаю жареную рыбу с картошкой, — выпалил он. — И горошком.

Ее губы округлились буквой О от изумления, а потом она медленно улыбнулась.

— Так значит, рыба с картошкой. И горошком.

Он кивнул и взмахнул палочкой, разрывая дымолетную связь.

К тому времени, как он выпрямился, дышать снова стало легко и кошмарный серый сумрак таял, возвращая краски миру перед глазами.

— Проклятье, — пробормотал Северус себе под нос. — Придется вызвать ее еще раз и велеть принести свой собственный виски. Не может же она постоянно таскать мой.

____________________

¹ - блюдо тайской кухни: рисовая лапша

² - популярное блюдо индийской кухни: мясо (в традиционном португальском рецепте - свинина) с вином, чесноком и кучей приправ